Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Импакт-фактор ПИ

Журнал “Психологические исследования” занимает 1 место по величине двухлетнего импакт-фактора и 1 место по величине пятилетнего импакт-фактора. Данные Российского индекса научного цитирования (РИНЦ) за 2013 год.

психолисслед.рф

Для доступа к сайту журнала вы можете использовать кириллическое имя домена: психолисслед.рф

Почтовый сервис

Вы можете отправить информацию о журнальном материале по электронной почте.

Воспользуйтесь иконкой e-mail рядом с названием статьи либо в правом верхнем углу страницы и отправьте письмо любому адресату.



Ведущая к материалу ссылка включается в текст письма автоматически.

Журнал "Психологические исследования". Текущий выпуск

 


Psikhologicheskie Issledovaniya

Journal Editorial Board
Статус публикуемых в журнале статей

 

Психологические парадоксы индивидуального и социального развития в мультикультурном обществе [Спецвыпуск]

 

Этот выпуск сформирован по следам выступлений на ежегодных Шпетовских чтениях. Их тема в 2017 году – «Психологические парадоксы индивидуального и социального развития в мультикультурном обществе». Нам кажется, что ответы на вопросы соотношения индивидуального и социального в современном транзитивном, мультикультурном обществе могут быть найдены, в частности, в трудах Г.Г.Шпета по этнической психологии и внутренней форме слова. Доказательством этого является возможность использования понятия «внутренняя форма» при анализе психологического хронотопа.

Тематика статей фокусируется на вопросах аккультурации эмигрантов в новых социокультурных условиях, ценностях и эталонах, постоянно изменяющихся и меняющих соотношение и содержание  социального и индивидуального контекстов развития.

Начало дискуссии положил очень интересный доклад А.Н.Поддьякова, о котором уже упоминалось на странице журнала в Facebook (facebook.com/groups/380726348803272). Вопрос о том, следует ли переучивать новым ценностям эмигрантов, затрагивается в содержании многих статей, не находя, что закономерно, однозначного ответа. При этом несовпадение ценностей и стереотипов, как показано авторами, касается буквально всех сторон социального и индивидуального контекста развития – представлений о героях, будущем, старости. Поэтому все более актуальными становятся разнообразные направления, включающие представления о культуре как одной из ведущих детерминант развития психики.

В целом авторы увлекательно и полемично раскрывают позитивные и негативные аспекты развития личности в современном мультикультурном пространстве, показывая новые тенденции в изучении мультикультурного общества.

Содержание

Марцинковская Т.Д. Внутренняя форма психологического хронотопа: подходы к проблеме

Раскрывается понятие хронотопа в биологии и филологии. Показываются отличия психологического хронотопа и значение гетерохронности хронотопа, рассогласованности между временем и пространством. Доказывается сложная шестимерная структура хронотопа, состоящая из трех пространственных и трех временных параметров. Раскрывается значение конструкта психологического хронотопа для анализа процессов социализации и формирования идентичности в транзитивном мире. Показываются следствия транзитивности, актуализирующие использование конструкта психологического хронотопа. Демонстрируется адекватность использования психологического хронотопа при анализе взаимосвязи социального и индивидуального аспектов идентичности. Рассматривается психологическая сущность большого и малого хронотопов. Малый хронотоп в психологии можно представить как отдельные отрезки жизненного пути, которые должны складываться в систему большого психологического хронотопа (жизни в целом). Анализ гармоничного сочетания разных аспектов психологического хронотопа ставит вопрос о соотношении социального и персонального в идентичности в процессе развития общества и человека. Представлены варианты несовпадения личного и социального времени, влияния дисгармоничности этих сочетаний на творчество и судьбу ученых и художников. Раскрывается значение внутренней формы хронотопа. Показывается, что психологический хронотоп отражает соотношение между шестью параметрами пространства и времени в общем (объективном) и персональном (субъективном) пространствах и временах. А его внутренняя форма связана с переживанием определенного момента в этом соотношении, то есть это эмоциональный отклик (эмоциональный опыт) на связь между конкурентными малыми хронотопами – моментами жизненного пути в пространстве и времени. Показываются варианты описания внутренней формы хронотопа в поэзии, которая в большей степени, нежели другие виды искусства, отразила сущность этого понятия. В заключение доказывается, что сравнительный анализ значения внешней и внутренней форм психологического хронотопа если сравниваются «значения внешней и внутренней форм психологического хронотопа», то запятая после «значения» не нужна. Или же здесь другой смысл? наглядно показывает их гармоничность / дисгармоничность. При этом невозможность их полного совпадения дает интенцию для развития и личностного роста.

Читать полностью >>

Фаликман М.В. Новая волна Выготского в когнитивной науке: разум как незавершенный проект

Выявляются две встречные тенденции в современной когнитивной науке: доминирующее влияние нейронаук и возрастающий интерес к тем аспектам познания, которые отличают психику человека от работы технического устройства. Обсуждаются актуальные направления, в которых в центре внимания находится проблематика культурно-исторического конструктивизма. В качестве примеров подобных направлений, представляющих собой по сути «выготскианскую» волну в когнитивной науке, рассматриваются, во-первых, нейроархеология и «теория материального вовлечения» Л.Малафуриса, во-вторых, представления о «расширенном познании» и «предсказывающем кодировании» Э.Кларка, а в-третьих, теория «культуры как познания, укорененного в среде» Д.Ойзерман. В «теории материального вовлечения» Л.Малафуриса в качестве ключевых оригинальных понятий выступают понятия «метапластичности» и «материального знака», с опорой на которые автор анализирует коэволюцию психики и материальной среды в истории человечества. Согласно теории «расширенного познания» Э.Кларка, когнитивная система человека на всех этапах становления человечества разомкнута в материальный мир, который тем самым является ее неотъемлемой частью, и рассматривать их можно только в неразрывной связи. Теория «культуры как познания, укорененного в среде» Д.Ойзерман дает оригинальное объяснение широко обсуждаемой в современной культурной нейронауке дихотомии индивидуалистских (западных) и коллективистских (восточных) культур. В числе основополагающих принципов, объединяющих данные подходы и теории, – выраженный интерес к эволюции и типичное для конструктивистских подходов к познанию представление о предсказывающем характере человеческого познания. На наш взгляд, это наведение мостов между актуальными когнитивными исследованиями и культурно-деятельностной психологией, во многом основанное на принципе предвосхищения, можно рассматривать как одну из первоочередных задач современной психологической науки.

Читать полностью >>

Балашова Е.Ю. Культурно-исторические детерминанты старения: прошлое и настоящее

В предлагаемой вниманию читателей статье рассматривается проблема культурно-исторических детерминант старения, актуальная для психологии развития, клинической психологии, геронтологии и гериатрии. Проводится сравнительный анализ восприятия старости в разных культурах и в разные исторические периоды. Актуальность избранной темы связана с глобальными изменениями демографической ситуации и с необходимостью понимания тех многоуровневых и разнонаправленных перестроек, которые происходят с личностью, когнитивной сферой, поведением, социальной активностью и адаптацией стареющих людей. Объективировать ряд кросс-культурных и исторических различий в отношении к старости и старению позволяет обращение к пословицам, мифам, литературным произведениям, религии, гуманитарным и естественнонаучным концепциям разных стран и народов. В статье комментируются различные образы старости в русских и китайских пословицах, посвященные старости высказывания Конфуция, идеи буддизма и даосизма, взгляды на старость Платона, Аристотеля, Марка Туллия Цицерона, Луция Аннея Сенеки, писателей и поэтов Средневековья и эпохи Возрождения (Данте Алигьери, Ганса Сакса, Эразма Роттердамского, Франсуа Вийона и др.). Обсуждаются причины акцентирования пессимистических аспектов старости в русских народных пословицах, а также диспропорция во включении тематики старости и старения в контекст «смеховой» культуры в России и в странах Европы. Специальное внимание уделяется отражению старости и старения в русской литературе 19-го века (в произведениях А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева, Ф.И.Тютчева). Автор подчеркивает, что сегодня, к сожалению, для многих пожилых и старых людей характерно недостаточное развитие рефлексии по поводу собственной жизни и личности; озабоченность скорее материальным благополучием и соматическим здоровьем, чем когнитивным развитием; убежденность в том, что ухудшение памяти и снижение ряда других психических функций является облигатным симптомом нормального старения. Делается вывод о необходимости целенаправленного формирования психологической культуры старения в современном обществе, позитивных представлений о старости как о важном этапе позднего онтогенеза.

Читать полностью >>

Полева Н.С. Парадоксы индивидуального и социального в судьбах представителей науки и искусства

Предпринята попытка анализа влияний социальных и индивидуальных факторов на творческие судьбы представителей российской науки и искусства. Анализ публикаций С.В.Кравкова периода начала и середины 20-х гг. доказывает, что в сферу научных интересов ученого входили не только проблемы психологии и психофизиологии зрения, исследованиями которых он занимался в Государственной академии художественных наук (ГАХН), но и методологические проблемы психологии, психологии развития, педагогической психологии. Ограничение области научных исследований Кравкова в конце 20-х, его уход полностью в естественнонаучные, идеологически нейтральные исследования рассматривается как вариант его индивидуальной стратегии сосуществования с режимом при сохранении определенной степени личной независимости и возможности самореализации в науке. Судьбы ученых философского отделения ГАХН (Волков, Габричевский, Жинкин, Губер), уцелевших после чисток и репрессий, доказывают невозможность полноценной творческой самореализации в жестко заданных рамках социального пространства. Поэтому единственно возможной стратегией физического выживания становится изменение сферы деятельности и области научных интересов. Научная и творческая биографии философа и психолога С.Л.Рубинштейна и композитора Д.Д.Шостаковича рассматриваются как стратегии ухода во внутреннее пространство личности и способа сохранения собственной идентичности. Такая стратегия позволяла конструировать личностное пространство как убежище от внешнего мира и давления социальных факторов, пространства свободы и самореализации. Изменение внешнего социального пространства на макро- и микроуровне (на примере биографии В.Кандинского) рассматривается как пример личностной стратегии, способствующей сохранению индивидуальности и творческой самореализации в соответствии с личностным выбором. Усиление индивидуализации рассматривается как основной личностный ресурс построения / сохранения личностного пространства как пространства свободы и самореализации, важными составляющими которого становятся наука и искусство.

Читать полностью >>

Гусельцева М.С. Идентичность в транзитивном обществе: трансформация ценностей

Обсуждаются проблемы трансформации ценностей поколений, социализирующихся в новой социокультурной реальности, и возможности их эффективного исследования. Ведущими характеристиками современного мира являются транзитивность, транспарентность, гетерогенность и гетерохронность, подвижность и проницаемость границ, противоречия глобализации, сочетание цивилизационного вектора становления транснациональной культуры и локального культурного разнообразия. Доказывается, что для выявления особенностей развития идентичности в современном мире необходимо учитывать сложную динамику и разнообразие поддерживающих ее социокультурных контекстов, а также ситуацию ценностной неоднородности, где консервативные и прогрессивные тренды, магистральные и маргинальные течения культуры весьма избирательно попадают в видимое поле анализа. Факторами методологического риска при интерпретации развития идентичности в транзитивном обществе становятся смещение (лабильность) и смешение (антиномичность) системы ценностей, а также тот факт, что более выраженные социокультурные движения, четкие тренды и доминирующие дискурсы затмевают в глазах наблюдателя латентные и неочевидные тенденции. Именно последнее становится сферой проблематизации эпистемологии латентности, где представление о неоднородности современности, латентных течениях культуры и смешанных трендах позволяют избежать ошибок одномерных и линейных экстраполяций при изучении трансформации ценностей. Методология латентных изменений сфокусирована на скрытых процессах, происходящих как в глубинах культуры, так и в разнообразии ее локальных слоев, а также на расхождении деклараций и повседневных культурных практик, аналитических ожиданий и вторгающейся реальности. Утверждается, что в результате происходящей в условиях глобализирующегося мира смены поколений движение от «ценностей выживания» к «ценностям самовыражения» является хотя и не линеарным, но сильным и устойчивым трендом, а становление транснациональной культуры служит поддержкой постматериалистических ценностей и гармоничного развития идентичности в современном мире.

Читать полностью >>

Хорошилов Д.А. Археология повседневности и социальное познание

Эта статья – дань памяти выдающегося историка-германиста С.В.Оболенской, с которой нас в почтовой переписке свела судьба; ее мемуарные работы, посвященные осмыслению сталинской эпохи, стали для меня лично одним из источников профессионального интереса к социальной психологии. Нижеследующие рассуждения о повседневности – мировоззренческий поиск разгадки того исторического времени, когда «звезды смерти стояли над нами» (А.Ахматова), с позиций психологии социального познания, разрабатываемых в отечественной научной школе Г.М.Андреевой. В статье предлагается анализ повседневности, обыденного сознания и проблемы «банальности зла» (Х.Арендт). Основные тезисы теоретического исследования заключаются в следующих пяти пунктах: 1) обыденное сознание – отражение повседневности – является основополагающей предметной сферой психологии социального познания; 2) повседневность эпистемологически определяется как символическая вещность, опосредующая обыденное сознание, инструментом исследования которого в современной социальной психологии становится главным образом теория социальных представлений; 3) социальные представления – интерсубъективные формы познания общества и культуры здравым смыслом – реконструируются «археологическими» герменевтиками феноменологии, психоанализа и дискурс-анализа; 4) в контексте изучения исторического насилия, означенного в социальной теории понятием коллективной травмы, признается недостаточность археологии повседневности вследствие этической и семиотической сопротивляемости этого опыта языку; 5) решение обозначенной проблемы символического опосредования репрезентации насилия и травмы требует парадигмального изменения методологической оптики. Последний вывод предсказывался в мемуарно-художественной литературе задолго до социальной теории и психологии (С.В.Оболенская, Л.Я.Гинзбург, Н.Я.Мандельштам).

Читать полностью >>

Сергиенко Е.А. Модель психического как интегративное понятие в современной психологии

Обосновано представление об интегративном характере понятия модели психического, возникшего на пересечении различных парадигм (когнитивной, социального познания, субъектной парадигмы, психолингвистики, метакогнитивного подхода). Показываются отличия конструкта модели психического от аналогичных подходов, например, от концепции социального познания. Подход «Модель психического» позволяет перейти к анализу внутренней концептуализации (внутреннего мира человека), к анализу субъективного опыта, пониманию мира человеком в его индивидуальных и универсальных составляющих. Кроме того, данный подход демонстрирует переход к интегральным полям исследования. Модель психического как интегративное понятие также знаменует переход от матричного принципа в организации знаний человека к сетевому, системному, где понятия различных дисциплин (когнитивной психологии, социальной психологии, психолингвистики и других) составляют компоненты сети или системы понятий, позволяющей перейти на новый уровень исследований и анализа, что соответствует современным тенденциям психологического знания в эпоху постмодерна. На примере характеристик модели психического в подростковом возрасте показано изменение не только составляющих данной способности, но и их социокультурные координаты. Показывается, что подростки становятся компетентными в понимании сложных и амбивалентных эмоций, однако общая тенденция схематизации мира и отношений ведет их часто к упрощениям и невозможности совмещения приятных и неприятных эмоций по отношению к ситуации или другому лицу. Раскрывается специфика понимания юмора, а также феномена буллинга в контексте модели психического. Подчеркивается, что понимание неверных мнений, возникающее в дошкольном возрасте, является универсальным в социальном познании детей в разных культурах. Модель психического, хотя и раскрывает внутренние ментальные механизмы понимания мира, однако с необходимостью требует включения ее в более широкий междисциплинарный контекст исследований развития картины мира, ее понимания.

Читать полностью >>

Хузеева Г.Р. Изучение процессов социализации и индивидуализации детей старшего дошкольного возраста­

Успешная социализация детей старшего дошкольного возраста является одним из предикторов успешного социального развития в целом. Современная социальная ситуация оказывает существенное влияние на характер общения и взаимодействия детей со сверстниками. Изучение особенностей социализации и индивидуализации в пространстве взаимодействия со сверстниками является актуальным направлением исследований в социальной психологии развития. Результаты проведенного исследования показали, что коммуникативная компетентность уже в дошкольном возрасте является сложным системным качеством, в основе которого лежат особенности социального восприятия ребенка. Образ сверстника у детей старшего дошкольного возраста отличается тем, что эмоциональный компонент опережает в своем развитии когнитивный компонент и определяет характер коммуникативного развития. Степень социализированности в пространстве взаимодействия со сверстниками определяется степенью успешности решения коммуникативных задач разного рода. Коммуникативные задачи связаны с достижениями индивидуальных целей обращения, также совместных целей взаимодействия, конструктивным и гибким решением проблемных ситуаций и способностью к просоциальному поведению. Было обнаружено, что большая часть детей старшего дошкольного возраста испытывают трудности социализации в пространстве взаимодействия со сверстниками. Многие дети имеют неблагоприятный социометрический статус, решают проблемные ситуации общения непродуктивно и испытывают сложности в процессе достижения совместного результата взаимодействия, только четверть респондентов проявляет просоциальное поведение. Данные затруднения обусловлены низкой чувствительностью к сверстнику, узким репертуаром стратегий общения и слабой степенью осознанности используемых стратегий общения. Выделенные параметры социализированности в пространстве взаимодействия со сверстниками позволяют выстроить индивидуальные траектории коммуникативного развития дошкольника. Индивидуальные траектории развития либо расширяют, либо сужают коридоры социализации в пространстве взаимодействия со сверстниками. Мониторинг изменений, происходящих в коммуникативном развитии дошкольника, и определение индивидуальных траекторий социализации в пространстве взаимодействия со сверстниками позволяют адекватно выстраивать систему сопровождения и предупреждения нарушений в данной области развития.

Читать полностью >>

Дубовская Е.М., Красная М.А. Взаимодействие с другой культурой как фактор гражданской социализации

Рассматривается проблема гражданской социализации. В современной жизни все более распространенным становится взаимодействие человека не только со своей социальной средой, со своей культурой, но и с другими, внешними по отношению к личности, культурами. Все большую значимость и актуальность приобретает вопрос места и роли человека в социальной среде, при этом под социальной средой мы подразумеваем как привычное, иначе говоря, «обыденное» для человека социальное пространство, в котором он живет и функционирует каждый день, так и «другое» социально-культурное пространство, выступающее новым, непривычным для субъекта, пространство с отличительными особенностями: территориальными, историческими, культурными и другими признаками. Социальная среда в широком смысле этого слова выступает детерминантой гражданского развития человека, основой изменения его системы взглядов и убеждений, при этом данные трансформации затрагивают разнообразные сферы жизнедеятельности субъекта, начиная от профессиональной области развития, заканчивая вопросами гражданственности и гражданского самоопределения. В данной статье мы более подробно остановимся на исследовании взаимодействия индивида с другой культурой как фактором гражданской социализации. В нашем исследовании сопоставлялись данные двух групп респондентов. Первая характеризовалась отсутствием опыта проживания в новой социальной среде, отсутствием опыта посещения иных социальных сред или посещения иной социальной среды в течение всей жизни. Данную группу респондентов можно метафорично обозначить «робинзонами»; для второй характерно наличие опыта длительного проживания (от 6 месяцев) в новой социальной среде или опыт частого посещения иной социальной среды (от 3–4 раза в год). Данную группу респондентов можно метафорично обозначить «крузенштернами».

Читать полностью >>

Белинская Е.П. Идентификационные модели подростков и молодежи: «герои нашего времени»

Излагаются результаты эмпирического исследования идентификационных моделей респондентов подросткового и младше-юношеского возраста, проведенного в два этапа: в 2000–2001 и 2014–2015 гг., с общим объемом выборки в 512 человек. Под идентификационными моделями понимались реальные или вымышленные люди, чье мировоззрение или взгляды оцениваются респондентом как близкие, которые выступают как определенные образцы для подражания, что предполагает уважение, эмоциональное принятие данной фигуры, желание следовать данному образцу на уровне личного поведения, а также уверенность, что такое отношение разделяют окружающие, то есть своего рода «герои нашего времени». Методы исследования включали в себя анкетирование, проведение фокус-групп, контент-анализ свободных сочинений. Сравнительный анализ показывает, что в идентификационных моделях подростков и молодежи за прошедшее пятнадцатилетие произошли существенные изменения: во-первых, значимо уменьшилось количество осознанных отказов от следования каким-либо образцам «героического», а во-вторых, изменился практически весь спектр возможных характеристик данных моделей. Так, подростки начала 2000-х гг. в качестве образцов для подражания выбирали в основном социально-близкие и знакомые по реальному взаимодействию фигуры, которым были свойственны профессионализм, материальная обеспеченность, выраженная гражданская позиция, склонность к кооперации во взаимодействии, честность и ответственность. В более позднее время подростки ориентировались больше на людей, незнакомых им в жизни, при характеристике которых не упоминалась профессиональная принадлежность или же успешность в профессии, чья гражданская позиция выражалась в законопослушании, материальная обеспеченность оказывалась «типичной», среди личностных качеств доминировали бесстрашие и воля, а среди социально-психологических – готовность защитить и прийти на помощь. Единственное сходство для двух выборок составило полное отсутствие среди «героев нашего времени» персонажей любых литературных или художественных произведений и доминирование мужских фигур вне зависимости от половой принадлежности респондентов.

Читать полностью >>

Гавриченко О.В., Марцинковская Т.Д. Культура как образующая идентичности

Раскрывается влияние социальной ситуации на процесс творчества и идентичность художников. Показывается роль культуры в стабильной ситуации и транзитивном мире, заключающаяся в рефлексии ценностей и эмоционального состояния общества, кристаллизации происходящих изменений в произведениях искусства, восстановлении целостности идентичности людей. Доказывается, что в ситуации транзитивности важнейшей ролью искусства становится прогностическая, открывающая направления дальнейшего движения общества. Демонстрируются изменения в содержании произведений искусства и стиле творчества композиторов, художников, режиссеров в разные периоды социокультурной ситуации общества. Раскрываются изменения в произведениях искусства, понимании цели творчества в период кардинальных трансформаций, произошедших на рубеже XIX–XX веков. Художники в разных областях искусства пришли к идее о том, что в новом времени-пространстве людям будет сложно идентифицироваться не только с устоявшимися причинно-следственными отношениями, но и с устоявшимися общими для всех нормами, стереотипами, даже ценностями. Поэтому произошел кардинальный переход от слова, сюжета, представления – к образу-переживанию. Показывается, что изменения направленности творческих исканий музыкантов, художников, артистов преломляются не только в их произведениях, но и в содержании и структуре их идентичности, содержательном наполнении их ролевого функционала. Это положение раскрывается на примере эмпирического исследования, в котором представлен сравнительный анализ личностных особенностей современных студентов музыкальных и театральных высших учебных учреждений. Раскрываются общие черты и различия музыкантов и театральных деятелей, специфика исполнителей (актеров, музыкантов) и организаторов (режиссеров и дирижеров). Общим для всех студентов является высокая демонстративность, ориентация на будущее и целеустремленность. При этом у актеров и режиссеров выше уровень регуляции своего эмоционального состояния и имитация поведения. Важным отличием является более четкая профессиональная составляющая идентичности, проявляющаяся в целом у всех музыкантов, и особенно у режиссеров и дирижеров.

Читать полностью >>

Ениколопов С.Н., Чудова Н.В. Проблема проявлений враждебной установки

Данные проведенных нами ранее исследований связи враждебности с параметрами конструктивного мышления позволили выдвинуть гипотезу о влиянии враждебной установки на процесс переработки информации. В частности, мы предположили, что негативные ожидания приводят к страху перед новым, сложным, плохо структурированным, а также влияют на процесс обобщения. Ожидалось также, что в познавательной сфере враждебность проявляется в форме излишней резкости, решительности суждений, когда человек демонстрирует сверхуверенность в своей способности верно понимать происходящее. Эмпирическое исследование, проведенное на 189 испытуемых разного возраста с помощью 10 методик, позволило уточнить представления о механизме работы Образа мира как интегрального образования когнитивно-аффективных процессов и дало возможность рассматривать целый ряд разнородных психологических характеристик как комплекс закономерных проявлений действия враждебной установки. Показано, что такие качества, как враждебность, нарциссичность, категорическое мышление, переживание личной незначительности, склонность к аномии, к экстрапунитивным реакциям составляют систему с положительной обратной связью, где усиление одного из этих качеств ведет к усилению и всех других. Обнаружено, что у взрослых людей враждебность связана с неудачами в переработке информации; у молодежи такой связи не обнаруживается. У молодежи с высокими показателями враждебности переживание сложности и непонятности мира существует независимо от враждебной установки, а у взрослых враждебных людей именно установка на угрозу предопределяет и реакции на новое / сложное и уверенность в верности своей «теории заговора». Выдвинуто предположение, что враждебный образ мира лишь с накоплением опыта начинает влиять на внутренний «ландшафт», стимулируя создание интерпретативных механизмов, обрабатывающих информацию в заданном ожиданием неприятностей ключе – напряжение, вызываемое новым / сложным, превращается в интолерантность к неопределенности, а любопытство к мотивам чужих поступков превращается в убежденность в верности собственных подозрений.

Читать полностью >>